Зло. О нём следует знать, чтобы ему противостоять

Интеллектуальный регресс как оборотная сторона «цифровой школы»
Четверикова О.Н.

Может, что-то и гиперболизировано, но если народное попустительство в части цифрового образования будет и дальше продолжаться, то всё так и свершится, о чем предостерегает О.Н. Четверикова, директор Центра геополитики Института фундаментальных и прикладных исследований МГУ, разоблачитель истинных намерений политических и экономических «элит».
Разве случайно, что к цифровому образованию пригрели руки всякие банки — сбер, мир… ? Но не из желания поделиться. Причина простая — образование позволит сформировать и контролировать лоббистам цифровизации своего человека — с требуемым пониженным интеллектом и некритичностью. Это принесет еще больше прибыли.

Видео дополняет то, что ниже текстом идёт. Это цитаты из статьи: Четверикова О.Н. Интеллектуальный регресс как оборотная сторона «цифровой школы» // Народное образование. 2020. № 1. С. 31-43. Полный текст статьи

В этой статье автор приводит данные российских и зарубежных исследователей (ссылаясь на конкретные их публикации) про вред для детей цифровизации в образовании, сидения в планшетах и телефонах.
Берегите своих детей, ограничивайте все гаджеты, даже если детки плачут и нервничают, вырастут — спасибо скажут.

«В силу невозможности скрывать становящуюся всё более неприглядной реальность, Роспотребнадзор и Рособрнадзор опубликовали в середине августа 2019 г. совместный документ “Методические рекомендации об использовании устройств мобильной связи в общеобразовательных организациях” [https://www.rospotrebnadzor.ru/…/mr-telefony-v-obrazovateln…], в котором указано, что международный опыт показал, что ранний возраст начала использования устройств мобильной связи и длительное накопленное время их использования являются факторами, ведущими к нарушениям психики, проявляющимся в гиперактивности, повышенной раздражительности, снижении долговременной памяти и умственной работоспособности, нарушении коммуникативных способностей и расстройстве сна. Выявленные негативные реакции у детей, использующих мобильные телефоны в образовательной организации, проявляются в виде ослабления смысловой памяти, снижения внимания, скорости аудиомоторной реакции, нарушении фонемического восприятия, раздражительности и нарушении сна. И чем больше времени ежедневно ребёнок тратит на смартфон, тем хуже справляется с учебными тестами. Во многом это объясняется многофункциональностью телефона, то есть наличием множества приложений, что неизбежно создаёт ситуацию многозадачности, требующую постоянных переключений с одного вида активности на другой, в том числе в процессе обучения. Всё это ведёт к ухудшению усвоения материала и снижению успеваемости».

«… активное использование детьми цифровых технологий и их глубокое погружение в виртуальное пространство ведёт к серьёзным опасным изменениям в развитии мозга, которым учёные дали своё определение — “цифровое слабоумие”, или “цифровая деменция” (digital dementia). Это диагноз, означающий нарушение когнитивных функций мозга и поражение отдельных его участков.
Напомним, что впервые этот диагноз поставили младшим школьникам в Южной Корее в 2007 г., когда оказалось, что изменения, которые произошли в их мозге, очень напоминают старческую деменцию — разрушение важных участков лобной доли, которые отвечают за концентрацию, кратковременную память, принятие решений, коммуникацию, внимание, способность сопереживать эмоциональному состоянию другого человека. Как указал доктор Бьюн Джи-уон из сеульского Центра развития мозга, зависимость от новых технологий препятствует нормальному развитию мозга, так как при этом развивается в основном левая его сторона, в то время как правая остаётся слаборазвитой или неиспользованной, что в 15 % случаев ведёт к цифровой деменции».

«Основная работа по формированию мозга ребёнка происходит до двадцатилетнего возраста: мозг развивается, растёт, идёт построение нейронных связей. Благодаря своей пластичности мозг развивается, реагируя на сигналы из внешнего мира и действия человека. Восприятие, мышление, переживание, ощущение и любые поступки оставляют так называемые следы памяти — синапсы, те места контакта между нервными клетками, которые проводят электрические сигналы, с которыми работает мозг. Все действия человека, решение сложных задач и глубокие размышления оставляют следы в мозге человека. Поэтому чем богаче окружающая среда и деятельность ребёнка, тем лучше развивается мозг и когнитивные функции: увеличиваются размеры нейронов, укрепляются связи между ними, растёт вес мозга и его кора, возрастает производство новых нервных клеток, ответственных за обучение и память. Как пишет британский профессор психологии Т. Бирон, “ничто не может заменить того, что дети получают от собственного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым”.
Сегодня же физическое исследование окружающей реальности заменяется виртуальным познанием, что резко ограничивает возможности познания. В итоге мозг ребёнка не получает необходимой пищи — опыта, без которого не может развиваться. Важнейшие участки мозга, ответственные за концентрацию, сопереживание, самоконтроль, принятие решений, не развиваются, живые ткани мозга атрофируются, и он деградирует».

«Как указывает Демюрже, развитие речи у ребёнка происходит в процессе живого общения. Если он получает информацию напрямую, его мозг откликается, и нейроны начинают работать. Если же информация идёт с экрана, то нейроны не будут реагировать, а если и будут, то значительно меньше. Если вы говорите маленькому ребенку, например, название цвета три раза подряд, то он выучит это слово. Если же он услышит это слово с экрана, то ему необходимо от двадцати до шестидесяти раз, чтобы выучить: новое для него слово. При настоящем общении мозг обрабатывает информацию иначе, чем когда он получает её с экрана, и когнитивное развитие зависит от количества «получаемых» слов, особенно в раннем возрасте. Развитие языка происходит во время разговора, поэтому, когда выключены все: экраны, ребёнок слышит около тысячи слов в час, а если он сидит перед экраном, то вы говорите ему примерно 100-500 слов в час.
Компьютерное обучение и Интернет крайне неблагоприятно влияют на мышление детей, делая восприятие ими информации всё более и более поверхностным. Если раньше тексты читали, то сегодня их бегло просматривают, то есть скачут по верхам. Подобным обучением закрепляется так называемое клиповое мышление у ребёнка (сам термин появился ещё в середине 1990-х годов), означающее особенность воспринимать мир через короткие яркие образы и послания видеоклипов и теленовостей. Мир в этом случае воспринимается не целостно, а маленькими блоками не связанных между собой событий, сменяющих друг друга без логической связи.
В итоге самая серьёзная проблема, которая беспокоит сегодня учителей, заключается даже не в том, что дети мало читают и плохо запоминают, а в том, что они не понимают смысла прочитанного, плохо понимают чужие мысли и написать изложение для них — это сверхзадача. Ученики быстро забывают то, чему их недавно учили, и не могут осилить произведения классической литературы. Так, когда в ходе одного из исследований российским старшеклассникам предложили ответить на ряд элементарных вопросов из программы предыдущих классов, результаты показали, что коэффициент усвоения знаний у школьников — 10 %».

«Ещё один бич цифровизации — аутизм. Как пишет российский врач-психиатр Е. Кулебякина, если 20 лет назад аутизм встречался у одного ребёнка из 5000, то сейчас — у одного из 50. Раньше основным контингентом детского психиатра были умственно отсталые дети, а сейчас их уверенно обгоняют аутисты. То, что это связано с цифровизацией, говорит тот факт, что передовые позиции тут занимают лидеры в области цифровых технологий — США и Южная Корея».

«Как заключает Е. Кулебякина, “замещение цифровыми технологиями естественной передачи знаний от старшего поколения младшему неизбежно приведёт к утрате навыков самостоятельного мышления. В результате подрастающее поколение станет всего лишь частью матрицы, управляемой силой, которая контролирует цифровые и информационные потоки уже сейчас. А это угрожает не только суверенитету страны, но и каждому человеку в отдельности” [Кулебякина Е. Риски цифровизации. URL: http://interunity.org/board/viewtopic.php?p=4938#4938]».

«Сравнив уровень информатизации обучения школьников с уровнем их математических знаний и понимания написанного текста, авторы [официального исследования последствий использования цифровых технологий, проведённое ОЭСР в рамках Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) в 2012 и 2015 гг., результаты которого были опубликованы в докладе “Учащиеся и новые технологии”] пришли к выводу, что, в течение последних 10 лет те страны, которые согласились на крупные инвестиции в информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в сфере образования, не зафиксировали ни одного заметного улучшения результатов среди учеников в понимании написанного, в математике и в науках. Оцифровка школ не делает их более эффективными – напротив. В заключении доклада указано: “В среднем в странах ОЭСР самый высокий уровень использования (информационных технологий) связан со значительно более слабыми результатами». Те ученики, которые больше используют компьютеры в школе, показывают «намного более слабые результаты в понимании написанного”. Начиная с определенного уровня использования компьютера или гаджета они перестают понимать то, что было написано выше.
Доклад показал, что более эффективные образовательные системы находятся в тех странах, где ученики наименее «подключены» к ИКТ».

«Вот что пишет по … поводу [погружения детей в виртуальное пространство, игровое восприятие действительности] уже цитируемая нами врач Е. Кулебякина: “Многие с настороженностью воспринимают подобный ‘прогресс’, и не зря. Конечно, не страшно, если бумажный учебник будет записан на флэшку, но электронное устройство, открывающее его, будет подключено к ГИС (Государственной информационной системе), а значит, иметь выход в Интернет. Справятся ли школьники с соблазном воспользоваться Интернетом вместо урока? …Вспомните, какая беда всё больше поражает наших неглупых интернет-продвинутых детей? Интернет-зависимость. Всё чаще приходится сталкиваться с жалобами родителей, что ребёнок не хочет общаться со сверстниками, а потом и с родными, все свободное время (а также и время, которое должно быть потрачено на учёбу) проводит в соцсетях, отстраняется от жизни своей семьи, становится всё более безразличным, эмоционально холодным, нарушается взаимопонимание”.
На то же указывает и уже цитированный нами М. Дюмерже: “Чтобы нормально развиваться, детскому мозгу нужен покой. При постоянном шуме развиваются гиперактивность, проблемы – со сном и с концентрацией внимания. Кроме этого, использование планшетов и смартфонов развивает аддиктивное поведение — то есть приучает к культуре постоянного развлечения: при использовании компьютерных игр в мозге постоянно активируется система компенсации и получения удовольствия, без которой ребёнок уже не может делать мысленные усилия”».

«Понятно, что расширение влияния … сообществ [групп смерти] оказывается возможным именно в силу изменения сознания детей из-за растущей интернет-зависимости. Тут всё взаимосвязано. С одной стороны, информационные технологии ведут к “цифровому слабоумию», а с другой — именно в силу «цифрового слабоумия» дети оказываются всё более зависимыми от смартфонов и гаджетов.
Многие учёные уже открыто называют смартфоны и айпады цифровым наркотиком. И это не фигуральное выражение. Как пишет известный американский нарколог Н. Кардарас, недавние исследования сканов мозга показали, что эти технологии влияют на лобную долю коры головного мозга так же, как кокаин (эти зоны, напомним, отвечают за внимание, вознаграждение, кратковременную память). Они так сильно возбуждают мозговую деятельность, что в организме повышается уровень дофамина — нейротрансмиттера, отвечающего за вознаграждение и участвующего в формировании зависимости. Из-за этого эффекта американский доктор П. Вайбрау, директор факультета неврологии Калифорнийского университета, считает экраны «электронным кокаином», а доктор Э. Доан, руководитель отдела исследований наркотической зависимости для Пентагона и флота США, называет игры и гаджеты “цифровой фармакеей”. Китайские же исследователи называют их “цифровым героином”».

Как и для чего управляют массовым сознанием

Наконец-то «весомые» люди начали открыто говорить!
М. Ковальчук, президент Курчатовского института, прошелся в том числе и по цифровизации в образовании, которую так старательно насаждают выгодоприобретатели разных мастей:
«Человеку объяснили, что учиться (вникать глубоко) не надо, всё есть в интернете, а дальше мы выстраиваем общество из людей, головы которым можно отрезать через простую вещь – вырубив рубильник. И всё, вопроса больше нет».
Можно читать, но в видео чуть подробнее:

А вот еще о технологиях расчеловечивания:

6 уроков от нацистов: как из личностей сделать биомассу >>>

Ноам Хомский (1928 г. рождения), американский всемирно известный лингвист, философ и политический активист, откровенно и глубоко вскрывающий реальные цели и средства политических и экономических «элит»:
Популярные методы, которыми пользуются сильные мира сего, чтобы контролировать массы (читать)

Ноам Хомский. Образование: кому и зачем? (обсуждается много взаимосвязанных вопросов)

Ноам Хомский. 10 принципов сосредоточения богатства и власти, которыми руководствуются мировые элиты для укрепления своего господства