Феномен Учителя

Серёменко Надежда Порфирьевна, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук, зав. кабинетом двенадцатилетнего обучения и развития инновационных процессов Павлодарского  ИПК педагогических кадров Республики Казахстан

«Вы – свет мира».
(Матф., 5:14)

Виталий Кузьмич Дьяченко… Об этом учёном я впервые услышала в далёком 1989 году, когда несколько методистов нашего ИПК приехали в г. Целиноград для обмена опытом. Кто бы мог подумать, что это имя изменит всю мою жизнь. Волею случая или предопределения я там познакомилась с методистом, которая училась у В.В. Архиповой в Ленинграде. Тогда же, осенью, этого методиста пригласили в наш институт с лекциями. Целую неделю группа учителей и заместителей директоров школ изучали новые методики, которые, как мы думали тогда, необходимы просто для включения в урок новой организационной формы. За мной начало закрепляться новое имя – КСОшница, и когда пришло пригла­шение из Петропавловского ИПК на курсы по КСО, у администрации нашего института не возникло мысли послать кого-то другого, кроме меня. Там и состоялась наша встреча с командой М.А. Мкртчяна, с коллективным способом обучения, с теоретическими и методологическими основами построения новой образовательной практики. Настоящая моя КСОшная жизнь и началась с июня 1991 года.

С Виталием Кузьмичом я впервые встретилась в марте 1993 года в стенах Красноярского ИПК. Первое впечатление: человек с юношеской энергией в сочетании с жизненной мудростью – это ли не признак гения? Первое, чисто интуитивное впечатление, и это подтверждалось всегда при последующих встречах, – он выглядел моложе, чем был на самом деле. Это правда: тот, кто много работает, ищет, думает, общается с молодыми, сам молодеет даже внешне, а уж внутренне – несомненно. А работал он, действительно, много и самоотверженно, результат титанической работы – новая дидактика, большое количество книг и публикаций.

На жизненном пути у каждого человека обязательно должен встретиться Проводник и Наставник, Хранитель мудрости и Учитель. Будем называть Виталия Кузьмича так, ибо это имя в полной мере соединяет в себе его личные качества наставника. Своим скромным примером, широтой своих взглядов и эрудицией он демонстрировал достижения, впечатляющие и вызывающие стремление к подражанию. Учитель всегда был, есть и будет центральной фигурой любого общества, ибо без учителя прервалась бы связь времён. Быть Учителем – значит, осуществлять миссию. Учитель – призвание, позиция в мире. Учитель несёт людям свет Истины, Добра и Красоты.

Виталий Кузьмич обладал удивительным обаянием, которое притягивало к нему людей. Конечно, в основе этой притягательности лежала его широчайшая эрудиция. Он прекрасно разбирался не только в педагогике, которой занимался увлечённо и самозабвенно, но и мог компетентно говорить о литературе, искусстве, много читал. Его квартира была огромной библиотекой, в которой я была только однажды, когда он предложил мне приехать на всё лето, чтобы написать диссертацию: «Вам будет трудно защититься, потому что с таким руководителем, как я, хлопот в науке не оберётесь. Но зато это будет настоящая научная работа». Сколько раз я жалела, что не откликнулась на его предложение!

Вместо научных дискуссий у нас состоялось общение со Старшим Другом, просто человеком, с которым хорошо общаться на самые разные темы. Это общение с мудрым человеком, обладающим к тому же чувством юмора, важно иногда для нас больше, чем все дефиниции мира вместе взятые. Хотя несколько раз после конференций он просил сесть рядом и начинался подробный разбор выступления: оценка – только заслуженная, анализ – критический, а критика – всегда конструктивная, дающая основу для дальнейших размышлений и действий. И никак иначе. В противном случае от позиции Учителя не останется и следа. Он и в самом деле представлял собой новый тип личности, был тем редким человеком, который не только вызывал другого на действительный и полный диалог, сопровождаемый совершенной открытостью, но и косвенно, благодаря своим книгам, написанным в форме диалога, двигал других людей к развитию и углублению взаимопонимания между ними. И обращался не с повествованием или рассказом-утопией, пробуждающими боль о неосуществимой мечте, а с личным призывом и раскрытым для общения сердцем. Освещая путь собственным отзывчивым примером…

Этой его пронзительной, «прямо в душу бьющей» правдой об образовании, отмечены все его книги.

От самой молодости и почти через всю нелёгкую жизнь ему сопутствовала, тем не менее, удивительно счастливая судьба. Нечасто так случается в жизни, чтобы однажды выбранный в молодости путь с таким неизменным постоянством служил всю жизнь. Он прожил чуть больше восьмидесяти лет, в течение которых им, быть может, более чем кем-либо другим, так много было сделано для развития образования. Глубоко научные знания и в то же время общечеловеческие взгляды на образование встают со страниц его многочисленных книг, посвящённых самому значительному аспекту действительности – педагогическому.

Хотя он, без сомнения, заслуживал более завидной судьбы! Может быть, и в этом я убеждена, теперь, после его ухода, будет немало попыток раскрыть его научный феномен, разгадать секрет его популярности среди педагогов.

Он часто вспоминал известную истину, что главным критерием достоинства любой педагогической книги является степень обязательности её появления в данное время. В этом замечательном пророчестве его завет нам, тем, кто волею судьбы пережил его, кому продолжать его дело, отстаивать в науке дорогие для него идеи истинности и справедливости.

Его многочисленные и благодарные ученики с честью пронесут через свою жизнь и передадут другим поколениям творческий дух и нравственные принципы этого талантливого и действительно великого Человека.

Источник:
Коллективный способ обучения: научно-методический журнал. 2009. № 10. С. 3-5.