«ДЕВЯТИЖДЫ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»

Мкртчян Манук Ашотович, доктор педагогических наук, кандидат физико-математических наук, зам. министра образования и науки Республики Армения

Познакомился я с Виталием Кузьмичом Дьяченко в феврале 1984 года.
История уже известна. Виталий Кузьмич был приглашён в Красноярск и был назначен ректором госуниверситета В.С. Соколовым заведующим кафедрой педагогики и психологии для осуществления перехода университетского образования на новый способ организации. Я должен был вести семинарские занятия по высшей математике как раз в той группе, которая выделена была в качестве первоначальной опытно-исследовательской площадки по осуществлению нового способа обучения. Мы с Виталием Кузьмичем оба жили на третьем этаже университетского общежития и встречались практически каждый день.
Период с февраля по июль 1984 года для меня был сверхинтенсивной порой вхождения в область инновационной педагогики. За это время, благодаря каждодневным вечерним беседам с В.К. Дьяченко, мне удалось понять основы его теоретических разработок, освоить методику Ривина, создать методику взаимопередачи тем, организовать коллективные занятия по предмету высшей математики в опытно-исследовательской группе. Я регулярно выступал перед преподавателями университета и других вузов, вёл дебаты с педагогами, разъяснял суть подхода Виталия Кузьмича и основы его дидактической концепции, оформил первую свою работу по педагогике [1] и завоевал престижное право называться учеником и последователем В.К. Дьяченко.
Виталий Кузьмич не только знал историю советской педагогической жизни, но и в определённом смысле был соавтором этой истории. Мне очень нравились его рассказы и воспоминания о его прошлой деятельности. Как-то он мне говорил, что он девятижды герой Советского Союза. Я сильно удивился этому, и он мне объяснил: «Девять раз меня по приказу руководства увольняли с работы, упрекая в разных немыслимых грехах. Потом восстанавливали, ссылаясь на мои неоценимые заслуги перед родиной в деле развития теории и практики советской педагогики. Вот я и думаю, что за эти заслуги могли бы и дать звание героя, но так как я был безработным, то в качестве большого подарка восстанавливали меня на работе». И долго смеялся над своей шуткой.
Виталий Кузьмич заразил меня бегом трусцой. Он сам каждый день бегал час (медленным бегом это около 8 км), а один раз в месяц бегал «тридцатку». Однажды после очередного пробега он мне рассказывает: «Я сегодня напугал старушку. На последнем круге рядом оказалась пожилая женщина, грибы собирает. Вдруг поднимает голову, смотрит: какой-то старик бежит, уставший, обессиленный, потный – и ужасается: «Боже мой, жить что ли надоело!»
Год 1984 для Виталия Кузьмича Дьяченко был особым. Наконец вышла в свет его первая книга [2], оформилась первая группа учеников и последователей, появились первые публикации [3].
С выходом книги у Виталия Кузьмича были связаны особые надежды. Он прямо так и говорил: «Вот вышла книга, прочтут, и дела пойдут по-другому». К сожалению, желаемой реакции и ожидаемого эффекта не получилось. Теоретики и преподаватели книгу читали бегло и не особо вникали в суть дела, а практикам она показалась скучной. Были робкие попытки организации обсуждений, но тоже без особых результатов. А вот с учениками, кажется, ему повезло чуть больше. Мы часто ездили по стране, организовывали курсы, пропагандировали идеи коллективного обучения, делились опытом. Виталий Кузьмич в основном выступал по теоретическим вопросам. Он до конца жизни неустанно боролся за признание необходимости и возможности создания науки об обучении и справедливо претендовал на то, что сам он создал основы этой науки [4].
Конечно, можно долго обсуждать, что такое «наука», и довести вопрос до схоластических способов и средств рассуждения. Однако, с точки зрения естественно-научного подхода, В.К. Дьяченко действительно создал основы современной дидактики – основы учения об общих законах обучения и закономерностях его исторического развития [5]. Он согласен был со мной, что в рамках его науки дидактики могут и должны существовать и развиваться отдельные теории ИСО, ГСО и КСО, но мне так и не удалось уговорить его воспринимать других педагогов (особенно советских) как создателей и представителей теории Группового способа обучения (ГСО). Он их всегда называл лжеучёными.
Виталий Кузьмич был эрудированным и начитанным человеком. Он прекрасно знал классическую философию и литературу, очень любил историю педагогики и, естественно, досконально изучал труды классиков педагогики. К сожалению, за пределами его внимания оставались труды философов, методологов конца ХХ века и особенно работы зарубежных представителей методологической науки, что, кажется, помешало ему понять и признать реальные границы действенности своей дидактической концепции развития теории и практики педагогики.
Как-то, еще до приезда в Красноярск Виталий Кузьмич выступил в Академии педагогических наук и попытался добиться разрешения вынести результаты своих исследований на защиту докторской диссертации. Один из членов комиссии удивлённо воскликнул: «Боже мой, сущность обучения, исторические этапы развития, противоречия группового способа, принципы обучения – не может быть, что это сделал один человек!» Да, Виталий Кузьмич Дьяченко за свой счёт и за свою жизнь сделал то, что должен был и смог бы сделать целый научно-исследовательский институт.
Тем не менее многочисленные факты последних двух десятилетий, а именно: выпуск специализированного журнала «Коллективный способ обучения», появление многочисленных книг и статей, создание региональных инновационных комплексов по становлению КСО, ежегодные сборы КСОшников, появление специализированных научно-методических лабораторий и кабинетов по вопросам КСО, регулярное проведение разнообразных научно-практических конференций, повсеместное появление педагогических площадок и, конечно же, многочисленность носителей идей коллективного обучения свидетельствуют о действенности и перспективности педагогических взглядов великого дидакта.
Думаю, я имею право не только от себя лично, но и от имени всех КСОшников сказать: СПАСИБО, ВИТАЛИЙ КУЗЬМИЧ.

Источник:
Коллективный способ обучения: научно-методический журнал. 2009. № 10. С. 8-10.