Колоссальная сосредоточенность, открытость к миру, готовность к освоению нового

Бондаренко Людмила Васильевна, старший научный сотрудник Красноярского ИПК работников образования

(Выступление на мемориальном заседании на IV Всероссийской конференции «Современная дидактика и качество образования» 25 января 2012 года. Смотреть >>>)

В 1983 году по приглашению ректора Красноярского государственного университета Соколова Вениамина Сергеевича на работу заведующим кафедрой педагогики к нам в Красноярск приехал Виталий Кузьмич Дьяченко. Педагог, теоретик, учёный с большой буквы. Плоды его труда – это наше внимание к дидактике и к новому способу обучения. Он издал 18 крупных монографий. С очень доказательными рассуждениями и серьезными утверждениями. Среди статей и небольших книг, которых сотни – их невозможно подсчитать, есть у Виталия Кузьмича любопытная книжка под названием «Педагогические мифы». Хотелось бы в продолжение этой книжки сказать о мифе, с которым я нередко встречалась в беседах с педагогами, с  учеными. Это миф о том, что Виталий Кузьмич со своей идеей – это такой чудак научный, фанатик. В первые годы моего общения с ним у меня тоже иногда мелькал вопрос – а не фанатик ли у нас Виталий Кузьмич? Ответ однозначный – нет. Сущность этой черты его характера в другом. Мне думается, это колоссальная концентрированность, цельность человека, сосредоточенного на решении вопроса, ответа на который ни у кого нет. И чтобы получить ответ на вопрос, решить эту эпохальную задачу нужна была такая незнакомая простому человеку невероятная сосредоточенность. Чем отличается фанатик от сосредоточенного, цельного человека? По моему мнению, тем, что фанатик не реагирует на чужое мнение, не замечает его, не слышит, не принимает. Для Виталия Кузьмича это не было характерно. Он слышал, он внимал. Но…  Если собеседник высказывал суждение легковесное, бездоказательное, или мнение, основанное не на аргументах, а на эмоциональном напоре, то этого Виталий Кузьмич не принимал. Однако, он был открыт к новому, открыт к мнению людей, готовых вести доказательный, серьезный, вдумчивый диалог.  Приведу два мимолетных подтверждения этому.

Однажды к Дьяченко обратился Михаил Петрович Щетинин, чрезвычайно уважаемый мною, известный педагог-практик. Он просил разрешения использовать в своей авторской школе методики работы в парах сменного состава, описанные Виталием Кузьмичом в своих статьях.  На что Дьяченко ответил: «Конечно. Я для того и искал их, чтобы ими пользовались все». В свою очередь, Виталий Кузьмич с интересом и вниманием относился к тому, что делал Щетинин, и сам взял  на вооружение идею погружения, активно внедряемую Михаилом Петровичем Щетининым в своей школе. Дьяченко был открыт для обмена опытом, знаниями, идеями.

Второй маленький эпизод. В 2007 году, когда я позвонила Виталию Кузьмичу, чтобы поздравить с праздником, он попросил приехать к нему. Приезжаю и узнаю, что институт повышения квалификации предоставил в личное пользование Виталию Кузьмичу компьютер. Виталий Кузьмич, которому уже более 80 лет, просит помочь его освоить. Мол, 18 монографий напечатаны на механической печатной машинке, а вот следующую намерен сам на компьютере набрать. Я показала, как включать и выключать, как открывать и сохранять файлы и т.д. Он своей рукой записал в тетрадь всю последовательность действий. Те, кто знаком с методиками работы в парах сменного состава, понимает, что здесь обучение по ВПТ (методика взаимопередачи тем). Я была поражена, насколько четко и внимательно он работал, достаточно быстро освоил. Через некоторое время Виталий Кузьмич позвонил и сказал: «Людмила Васильевна, я уже набрал статью».

Вот такие качества Виталия Кузьмича Дьяченко, которые, с одной стороны, отражают его колоссальную сосредоточенность, с другой, открытость к миру, готовность к освоению нового.

Есть ещё одно качество, о котором мне хотелось бы сказать. В преклонном возрасте он бегал на многокилометровые дистанции, не пил, не курил. Никогда не позволял себе выйти к учителям, к аудитории в каком-то расслабленном, не собранном виде. Энергетика духа. За двадцать пять лет моего общения с Виталием Кузьмичом, я ни разу не видела у него потухшего, рассеянного или отсутствующего взгляда. Он всегда ненавязчиво, но очень внимательно и пристально смотрел на собеседника, на слушателей в зале, с которыми он работал.  И было ещё одно ощущение, может быть несколько мистическое. Мне временами казалось, что во время разговора, он, вроде, смотрит на меня,  но смотрит часто куда-то в будущее, за меня.

Мне кажется, такая концентрированность сил, такая энергетика, не уходит из бытия бесследно. Душа, набравшая могучий потенциал за время жизни, она остается. Она – в будущем. И мне кажется Виталий Кузьмич здесь, с нами, его энергетика не исчезла.

Источник:
Коллективный способ обучения: научно-методический журнал. 2013. № 13. С. 23-25.