Д.И. Карпович. Посвящения

Мануку на десерт

Согласно описи имущества,
А всё имущество – мозги,
Манук имеет преимущество:
Услышать не стишок, а – гимн!

Его бы спеть могучим голосом
В Ла Скала, в Медисон, в Большом…
Увы, Манук – не вышел возрастом;
Увы, но «молодой ишо».

И не созрел для культа личности:
Умён, но не «единоросс»,
Одёжка явно не столичная,
И не еврей – вот в чём вопрос!

И как тут с эдакою датою
Отметить славный юбилей?!
Иль обойтись рукопожатием,
Иль скинуться по сто рублей?

Тут могут быть десерты разные
В меню на юбилейный год:
Насытится ли третьей фазою,
Иль разновозрастность возьмёт?

День рождения Ольги Валентиновны Запятой
как основная причина моей пунктуационной неграмотности

Все, блин, вокруг с огромным знаньем;
Все в русском языке – крутые!
А я из знаков препинанья
Предпочитаю запятые.

Вроде надо ставить точку –
Запятая вдруг вылазит?!
Не могу закончить строчку.
Что за черт, напасть, зараза?!

Знаю: есть тире, кавычки,
Двоеточие, к примеру.
Что же это за привычка
Ставить запятых сверх меры?

Но сегодня озаренье
Вдруг проклюнулось строкой;
У нашей Оли день рожденья,
У нашей Оли Запятой!

С чем ее и поздравляю,
Желаю… горы золотые.
А сам опять же расставляю
В тексте только запятые!

55! (для Анастасии Константиновны)

Мне предстоит еще пройти,
Коль доживу, сквозь эту дату.
За это время наживу
Седин, врагов и боль утраты.

Чем больше за плечами лет,
Тем меньше шансов на удачу.
Все меньше возгласов «Привет!»,
И все сложней решить задачу,

Которая рассудок мутит,
И много мест пустых в «дано».
И память вместо сна все крутит
Ретроспективное кино.

В арифметическом ряду
Прожитых лет, ошибок горьких
Когда-то я и сам найду
Двух близняшек – две пятерки!

И я тогда спрошу у тех,
Кто раньше встретил эту дату: —
«Что в нашей жизни есть успех:
Быть честным или быть богатым?»

Анастасия даст ответ.
Я знаю, ты всегда за честность.
Ты не забыла этих лет,
Когда шли вместе в неизвестность.

Когда романтика вела,
Когда плевалось окруженье,
Ты не рыдала, ты звала
Туда, в небывшее мгновенье!

А годы норовят отметить
Морщинкой лишнею чело.
Желаю Вам когда-то встретить
В судьбе трехзначное число.

Владимиру Борисовичу!

Как Ленин Володя – едкий.
Как Ленин Володя – мыслит.
Как Ленин Володя – в кепке.
Как Ленин Володя – лысый.

Он даже без броневика
И без Финляндского вокзала
Расскажет нам наверняка
Чего нам в жизни не хватало.

И с митинга – в шалаш, в село,
В деревню, в глушь, в работу, в ссылку!
Нам всем безумно повезло
С ним рядом поднимать глубинку.

Урок – святыня для него:
И сын, и дочь, и детище.
Кроме школы – ничего!
Матерый человечище!

Дьяченко – 80?
(Виталию Кузьмичу Дьяченко – автору коллективного способа обучения — КСО)

Победных лозунгов, реляций,
Реформ и псевдо — новизны,
Педагогических новаций
Настряпано на полстраны.

Чего тут нет?! Как на помойке:
Кунсткамера, утильсырье,
Музей эпохи перестройки.
Как Плюшкин, тащим в школу все.

Опомнитесь, творцы эпохи.
Вы – в прошлом, не смотря на то,
Что вам перепадают крохи.
А будущее все ж за КСО!

Короткой аббревиатурой
Нам всем гордиться суждено.
В педагогической культуре
Дьяченко прорубил окно.

Да, КСО звучит как выстрел,
Как вызов миру на дуэль.
Его идеи, опыт, мысли
Уже давно попали в цель.

Восемьдесят! – Славный юбилей.
Такие годы не купить и не украсть.
За КСО полней налей!
«Одна, но пламенная страсть!»

Зубковой Г.Г. – 50?

Не верьте. Вам не пятьдесят!
Причем здесь цифры, даты, числа?
Не надо годы вам считать.
Подсчитывать их нету смысла.

Они текут себе рекой,
Где растворилось столько судеб.
А жизни смысл такой простой –
Как говорится – «Будь, что будет!»

Долги подсчитывать пора,
И с должников брать неуплату.
Так ясен новый день с утра,
И так под вечер непонятен.

А годы-ходики «тик-так»
На ухо шепчут, отвлекая.
Не надо годы вам считать.
Поверьте на слово – я знаю.

Поверьте, что в вечерний час
Есть тоже радостные встречи.
Дай Бог вам счастья! И не раз!
И помните – «Еще не вечер!»

Людмиле Дмитриевне,
новоявленной пенсионерке

Всю жизнь – какие-то дела:
Работа, дом, волнения.
Всю жизнь труба тебя звала
На подвиги, свершения.

И ты спешила, ты неслась,
С тобою вместе – годы.
И вдруг такая вот напасть: —
Труба зовет на отдых.

И в этом звуке – диссонанс,
И не твоя тональность.
Не то порой поет для нас
Охрипшая реальность.

С галопа перейдя на шаг,
И поменяв седло на кресло,
Не огорчайся. Все не так
Печально, даже интересно.

Всю жизнь смотрела ты вперед,
А тут вослед глядеть придется.
Никто гарантий не дает
Как это в сердце отзовется.

Совет у нас для вас простой:
Пусть вам на пенсии икается
Вы будьте молоды душой,
А остальное пусть меняется!

Курочкина Л.Д.

Проректор ИПК РО!
Какая аббревиатура!
Здесь отголоски ЦРО
И тексты новой партитуры.

Смотря на буквенный парад
Как на достиженье века,
Одно нельзя нам потерять:
Не позабыть бы человека.

Прости, Людмила, что не так.
Прости за эту фамильярность.
Ведь день рожденья не пустяк,
Не повод выпить, не банальность.

А это повод подсчитать
Коллизий жизненных итоги,
Друзей в пути не растерять,
Наметить новые дороги.

На год взрослей, на год мудрей…
«Что пройдет, то будет мило».
А пожеланье от друзей
Одно: «Не забывай, Людмила!»

Тимофею – для юбилея!

Когда «полтинник» — за плечами,
И этим грузом плечи стерты,
Когда за яркими свечами
Не видно праздничного торта,

Когда серебряного цвета –
Ничем иным не заглушить,
Не огорчайся! – Суть не в этом.
Вся сущность – в чистоте души!

ИППР
(Институту психолого-педагогического развития в честь 10-летнего юбилея)

Итак, десятилетний вектор
РАЗВИТИЯ предстал в культуре!
Что РАЗВИВАЛОСЬ? – Все субъекты
И адекватные структуры.

Не сомневаясь, крепко веря,
Что Вам не место «на мели»,
Вы бредили ИППРом,
Вы в жизнь из будущего шли.

Хлебнули терпкого озона
Психологических атак.
Вы вышли из БЛИЖАЙШЕЙ ЗОНЫ!
Вы доказали: будет так!

Начальники – всегда, как секта.
Такая уж у них натура:
Привыкли поздравлять субъектов,
Не любят поздравлять структуры.

Мы не с начальственных позиций,
И не в канве банальных мер,
Заявляем, глядя в лица,
Да здравствует ИППР!!!

Татьяне Владимировне!

Методики совсем не зная,
Я восхищен наличьем слов:
ТРИЗ, Альтшуллер, Погребная,
Где-то…рядышком …Козлов.

На юбилеях выступать
Поднаторел, могу признаться.
Все сочинил про пятьдесят,
А глянул?! – Точно. Восемнадцать!

Что мне делать? Что сказать?
На каком таком наречье?
Придется мне ИЗОБРЕТАТЬ
Выход из ПРОТИВОРЕЧИЙ!

Как не думай, не мозгуй
Ясным днем и темной ночкой,
Выход – это поцелуй!
По-дружески. Ей Богу, в щечку!

Галине Степановне Буховцевой –
ЧЕЛОВЕКУ и математику

Людей изменчивых так много;
Им просто веру поменять,
Пойти совсем другой дорогой,
Предать любовь, друзей предать.

Так много в мире ПЕРЕМЕННЫХ,
Сухих, с душою дрянною!
Галина с детства неизменна,
Галина – ПОСТОЯННАЯ!

В кругу друзей, звонков и встреч –
Подчеркнуто красива!
Таких людей надо беречь,
Как генофонд России!

В меру женственность и стать,
В меру элегантна.
Пора тебе Галина стать
Важнейшею КОНСТАНТОЙ!

Как математик утверждаю,
И как мужчина говорю:
«Де-юре: я вас обожаю!
Де-факто: как я вас люблю!»

Вычужаниной Галине Александровне

Природа женщин гармонична:
Красива, но умна как мышка.
А чтоб умна и лаконична,
Стройна, красива и логична?!
Ну, это, знаете ли, слишком.

В местах далеких от столичных
(О том свидетельствую лично)
Есть женщина негармоничная,
Поскольку все в ней гармонично!

Стройна, красива и умна.
Управленец – всем на диво!
Выдержанна, не спесива,
Потому что есть ДУША!

Душа, способная летать…
Я все боюсь, что будет лестью
На коленях прошептать:
«Боже! Как же вы прелестны!»

Ода
для брачующегося народа
(КСОшник Миша соединяется с классно-урочницей Викой)

Союз сердец (хотим признаться),
Союз, что ценен и в веках,
Подпишет не работник ЗАГСа,
А Господь Бог на небесах.

Печатью скрепит Ваши узы,
И, помолясь, благословит,
Посадит Вас в небесный Crouiser,
Который в вечность полетит.

На том пути ждут ответвленья,
Соблазны и неясности,
Обиды, горечи, сомненья
И …«Прочие опасности!»

И помните, встречая «Прочие…!»,
«Третий — лишний!», — Бог сказал!
Не съезжайте на обочину,
Кто бы ни голосовал.

Да будет Вам любовь и лад по нраву.
Да будет Вам в окошке ясный свет!
Да будет пара постоянного состава
Единственной оргформой на сто лет!!!

Н.К.
(которая умеет и любит считать деньги)

В мире науки, где вечный прогресс,
Где мысль – от зари до заката,
Всех беспокоит учебный процесс.
А мне интересна ЗАРПЛАТА!

В расчетах-подсчетах прошло тридцать лет.
Могу поделить и помножить.
Но в хрусте и звоне купюр и монет
Полсотни лет как подытожить?!

Красивая цифра, красивая дата –
Межа, перепутье, рубеж, перевал!
И сколько подарено, отдано, взято
Здоровья, энергии! Кто подсчитал?!

Я к юбилею отнюдь не спешу,
А встречусь, что ж – буду учтивой!
Я в этот день лишь одно попрошу:
«Сделайте мне красиво!»

Бондаренко Л.В.

Я Бондаренко не люблю,
О чем чистосердечно каюсь!
Я восхищаюсь, я внемлю,
Робею, таю, преклоняюсь!

Я уважаю глубоко
Ее за сдержанность и стать.
Я не люблю, но так легко
Могу ее приревновать!

Ведь любят только поначалу,
Когда есть тайна, недосказ,
Когда дурная кровь играла,
Когда хватало пары фраз,

Когда летишь, скорей, на запах,
Клюешь на талии изгиб,
Когда все вдруг, случайно, наспех.
Любовь – что трепетный наив!

Я не люблю вас, Бондаренко!
Я отвечаю за слова.
Я предлагаю с вами сделку:
Дай Бог, чтоб ты была жива!

Г.М.В.

Привыкли сравнивать с вулканом
Все сыгранные ею роли,
И с бесконечным океаном
Ассоциируется воля.

Она – лавина, сель, цунами,
Перпетуум-мобиле Вселенной!
Как термоядерное пламя
Сжигает все вокруг мгновенно.

Но в вихре каторжной работы,
Что ей грозит как неизбежность,
Я вижу ткань душевной плоти,
Я вижу чувственность и нежность.

Она в кипящую реальность
Врывается протуберанцем.
Но я в том слышу музыкальность
И ритм чарующего танца.

Она всеобщую готовность
К борьбе показывает лично.
Но я в том вижу утонченность,
Душевный трепет, поэтичность.

Она не терпит сверхучтивость,
Не любит титулов и званий.
Но я в том чувствую ранимость,
Любовь и сопереживанье.

Вокруг все противоречиво,
Непостоянно и тревожно.
Она ж всегда была красивой,
Насколько в принципе возможно!

Анучиной Н.К.

Похожа на меня лиризмом,
Душевной мукой. Потому,
В царстве общего цинизма
И вселенских катаклизмов
Живем наперекор всему!

60! Наталье Константиновне

В гуще событий, в перечне дат
Есть промежутки, что нам всех милее.
Это не дни премиальных зарплат.
Это известные всем юбилеи.

Круглые цифры банальнейших дат,
Что делятся точно на пять и на десять,
Нам не про возраст тогда говорят,
А говорят, сколько жизнь наша весит.

Пренебрегать юбилеями – грех!
Это единственный повод подсчета
Жизненных драм, мимолетных утех,
Метаморфоз, и падений, и взлетов.

Сколько их было? – Любому известно.
Все – на виду, ошибиться нельзя.
Прошлое наше лишь тем интересно,
Что рядом всегда с нами были друзья.

Сколько их будет? – Да Бог его знает.
Только бы все это было не зря.
Ошибок и будущее не прощает.
Главное, чтобы остались друзья!

Не унывайте, Наталья! Не надо.
Круглою датой Вас не запугать!
Вы для друзей – ясный свет и отрада.
А пожеланье одно: «Так держать!»

Алене Анатольевне

Завязнув в житие мирском,
В очередной ныряя бзик,
Хочу хоть издали, мельком
Узреть святой Алены лик.

Хочу очиститься от скверны,
Взглянув в божественные очи.
Богини все живут в деревне,
Младенцев учат, между прочим.

Л.В.

Я ход времен предсказывать могу.
Я мыслей сонм перевожу в сказуемость.
Пытался Вашу предсказать судьбу –
Не получилось. Вы непредсказуемы!

Бываешь сдержанной, усталой,
Но с очищенной душой.
Жаль, поэтессой ты не стала,
Зато психолог неплохой.

А мне казалось, я Вас знаю
(одна и та же колея).
Не понимаю – принимаю!
Вы не чужая – Вы моя!

Т.Ф.

«Итак, она звалась Татьяной».
Согласен, это – плагиат.
Удобно. Если нужен крайний,
Чуть что, то Пушкин виноват.

Татьяна Ларина и Т. Илларионова…
Какой-то знак, но как перевести?
Ты никаким Евгением не скована.
Да и Онегиных сегодня не найти.

Но что-то есть во взгляде, в интонации.
Век девятнадцатый мы будем поздравлять!
Вы к нам пришли по чьей рекомендации?
Я думаю, что Пушкин виноват!

Для И.Р.

Перед начальством не мелькаешь,
И спину перед ним не гнешь.
Ты за людей переживаешь.
Как человек сама живешь!

Для Татьяны Федоровны Илларионовой

Я знаю, убежден, проверено:
Татьяна Ларина в твоем роду была,
Что со страниц «Евгения Онегина».
Пра-пра-прабабкою она тебе слыла.

Я знаю, убежден, проверено:
И это не капризы, не мечты,
Что Пушкин не дурак был, это верно.
Он знал секреты женской красоты.

Он создал образ, и вдохнул телесность
Не ради славы и не от тоски.
Он подарил таинственную нежность
Для нас, живущих двести лет вдали.

Такая редкость в женском окруженье,
Когда и красота и ум – одно!
Не делай мне пустого одолженья.
Тебя и так люблю я все равно.

Ты красоте — пусть беды, пусть невзгоды —
Не изменяй. Она всегда права.
А быть прекрасней, чем сама природа,
Возможно лишь когда любовь жива.

Ирине Р.

Не для учтивости и такта ради,
И не по поводу, не вдруг,
Дарю я Вам свои тетради
Как апогей душевных мук.

Я хоть поэт, но прагматичен:
Ничто не делаю «за так».
По крайней мере, не двуличен,
По крайней мере, не дурак.

Хочу, Ирина, этим жестом
Вас просто в гости пригласить
Туда, где из сырого теста
Приходится судьбу лепить.

Где так бывает одиноко,
Где так не достает друзей.
И ты придешь, как есть, до срока,
И скрасишь сутолоку дней!

Спешите рьяно на юбилей Татьяны!

Все, что делится на десять,
В крайнем случае, на пять,
Мы привыкли с мягких кресел
Юбилеем называть.

И как водится в России,
Кое-где – за рубежом,
Буйство красок рефлексии
Мы от юбилея ждем.

Красноречие рекою
Сладко вьется за столом.
Поначалу только стоя
Мы за юбиляра пьем.

Дальше – всех насколько хватит,
Все же, Боже упаси,
Даже мордою в салате
Можем тост произнести.

Обслюнявим юбиляра,
Юбиляршу – иже с ним!
Можем с пьяного угара
Перейти и на интим.

Кто моложе, кто постарше…
Но (прошу «пардон» у дам),
Я красивой юбилярше
Предпочтение отдам.

Из покровской деревеньки
Внес свой вклад на юбилей.
Сотня для меня – не деньги,
Сотня – это СТО рублей?!

Но ни в этом перепалка,
И ни в том моя строка…
Жалко мне Танюшу, жалко:
В тридцать лет – без мужика?!

Может, я, как тот мессия,
На излете потружусь.
Вот и смысл всей рефлексии:
Может, я на что сгожусь!

Снова для Т.Ф.

Как перед тобой не трепетать,
Не тянуться к ручке с поцелуем!
Восхищаться, восклицать и ждать,
Всех и вся неистово ревнуя!

И еще раз для Т.Ф.

Как много лишних слов болтают люди!
Как много можно взглядом рассказать.
С тобой я разговаривать не буду.
С тобой предпочитаю я молчать!

Команда величиной в 70 Вебер

Нам умствовать особенно не надо,
И смысла нет извилины терзать,
Когда заходит речь о той команде,
В которой – ты да я, да наша МАТЬ.

И всем без лишних слов давно понятно,
Что сыгранности нам не занимать.
И на душе становится приятно,
Когда нас тренирует наша МАТЬ.

Припев:
Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить
В команде молодости нашей,
В команде, без которой мне не жить! (2 раза)

Завистникам икается, наверно:
Все пакости придумать норовят.
Но мы спокойны за судьбу Вселенной,
Покуда с нами вместе наша МАТЬ.

Макаровна за нас оформит цели,
И объяснит, что каждому сказать.
И кормит нас, как будто год не ели.
Мы не дадим в обиду нашу МАТЬ.

Припев (2 раза).

И возраст у мамаши подходящий,
Что впору всей команде ликовать:
Развитие идет по восходящей,
Поскольку рядом с нами наша МАТЬ.

А в жизни все бывает, между прочим…
Но как бы не пришлось нам горевать,
Мы заявляем умным и не очень:
«Не трогайте команду, вашу мать!»

Припев (2 раза).

Н.К.

В саду плодов рябиновых,
В саду, где все цветет,
Наталья Константиновна
Одна средь нас живет.

Мы все живем в квартирах,
И каждый тому рад.
А надо жить в том мире,
Где настоящий сад!

Круглым числам скажем «Нет!»
(Галине Викторовне Клепец)

В математических задачах
Есть числа с множеством изюминок.
Есть даже числа Фибоначчи,
Но круглых чисел не придумано.

Не верь своим глазам, Галина.
Так много?! Ничего подобного!
Полтинник – это половина,
Число не целое, а дробное;

Лишь часть от жизни многогранной,
Кусочек счастья, удивления.
Нет круглых чисел, как ни странно,
Есть просто вехи и мгновения.

И отдавая честь таланту,
Другим богатствам, коих множество,
Скажу: «Галина, будь Constантой
По жизни! А мечта приложится!»

Свет наш ясный
(Светлане Михайловне Катыщук)

Как в юбилей елей ни лей,
Ни разливай по древу мысли,
И как ни раздувай ноздрей,
И как метафорой ни пыжься,

Но не получится, мой друг,
Нарисовать стихом шикарным
Портрет Светланы Катыщук.
Прошу простить за фамильярность.

Я знаю много ярких слов,
И мне не чужд высокий пафос,
Но как мне выразить любовь
И как найти удачный ракурс,

Чтоб ничего не упустить
В богатом перечне достоинств,
Найти в сплетении орбит
Простую жизненную повесть?

К чему лиричный колорит,
Блескучесть фраз в линялом шкапе?!
Садись в автобус номер три,
И через мост – на вкусный запах!

Халявный кофе валит с ног.
Здесь без апломба и без форса
Ответит Света на звонок:
«Входи, чего там, коль припёрся».

Пришёл с улыбкой, значит – свой,
И нет нужды знакомить с мужем.
Прекрасна жизнь! И ты живой,
Пока ещё кому-то нужен.