Д.И. Карпович. Эпиграммы

Литвинская

Может отказаться от всего,
Но не даст врагу на поле брани
Повод усомниться в КСО –
Плод любви, и муки, и страданий.

То ли бьется в рефлексивном тупике,
То ли спорит с Иоанном и Сократом,
Всегда гадает только по руке,
Которую Манук пожал когда-то!

Лебединцев

Чуть лысоват, зато умен безбожно.
Подслеповат, но дьявольски красив.
Чуть заикается, но это знак, возможно,
Того, что он чертовски говорлив.

С компьютером затмит он «Окна РОСТА».
Пока, что холост. Торопитесь кинодивы!
А недостаток собственного роста
Мужская честь заменит как альтернатива!

Мануку Ашотовичу

Я слышу вновь призывный звук,
Зовущий вдаль: Манук, Манук!
Как будто гордый журавель,
Курлыча, хлопая крылами,
Из будущего прилетел
И за собою нас всех манит.

Я нахожусь всегда в нирване,
Когда Манук курлычет…в Ереване.

Запятой О.В.

В лабораторию влетая,
Жаждой действия горит
Наша Оля Запятая –
Умница и эрудит.
Не беда, что молодая,
Методист уже крутой!
Была когда-то запятая,
Сегодня – точка с запятой!
Поживешь еще немножко
Среди нас… дойдешь до точки!
(И до ручки, может быть.
Я не привык душой кривить).

Малашиной Л.П.

В любой, наверно, родословной
Есть высший рок, своя стезя.
Пример с Людмилою Петровной
Нам игнорировать нельзя.

Конечно, можно в жизни раз
С парадной лестницы упасть.
Но, чтобы взять живую плоть…
Дыроколом проколоть?!

Мокшееву В.А.

В педагогической науке
Оставил ты весомый след.
Чего не сделаешь от скуки?!
Как не сплясать в расцвете лет!

Исаевой Т.Г. – учителю химии школы 141

А я люблю, как пахнет спирт этиловый.
А мне по сердцу запах никотиновый.
Я кислотой прожгла все импортные шмотки.
«Товарищи! Налейте «царской водки»!».

Для Жанны

Я представляю индивида,
Который Жанну уважает.
Скажу, пощечину предвидя:
«Стройна, но не соображает».

Т.И.

Нет ни одного изъяна
У психолога Татьяны.
А любовь к стихам – не в счет:
После свадьбы… заживет.

Саше Горностаеву

Бард – не от слова борода.
Горностаев – не от стаи.
Ты был личностью всегда.
И будешь! (Я, как личность, знаю).

Светлане Михайловне

Склонен я к пророчеству,
Всех судеб знаю меточки.
Ты умрешь без отчества,
Светлана, Света, Светочка…

Семейная традиция (для жены – Людмилы)

Везде, во всем порядок нужен.
Семья традицией сильна.
Сначала юбилей у мужа,
Потом пусть празднует жена.

Сначала я, потом Людмила,
Сначала муж, потом жена.
Сначала мужа накормила,
Потом покушала сама.

Сначала муж пропьет зарплату,
А что осталось до получки,
Пусть жена, как хочет, тратит
На себя, детей и внучку!

Судьба такая нам дана!
Что пройдет, то будет мило.
Сначала я сойду с ума,
И только уж потом, Людмила!

Володе Мокшееву (толстому и умному)

Под личностью В.А. Мокшеева
Скрывается не длинношеее,
Не чудище европеидное,
А центнер груза неликвидного.

Гармония ума и веса!
Как маргинальность бытия,
Как концентрация замеса,
Как эпохальная стезя,

Как пограничная межа,
Как пульс, трепещущий несмело!
Да будет мысль твоя свежа,
Пока растет и пухнет тело!

Литвинской Ирине

(Так боготворит своего учителя – Манука, что сама становится его продолжением.)

Не покладает нервных рук,
Порой спины не разгибает,
Возводит то, о чем Манук
Под южным солнышком мечтает.

Ваяет…в бронзе, на века,
Масштабно, словно Церетели!
И вот он – профиль Манука –
Суровый, мужественный, цельный!

Он гордо реет, даже…рдеет,
Парит, как вечная душа!
Все части тела бронзовеют,
Монументальностью дыша.

Ваятель все на свете может:
Что ни возьмет ее рука,
Получится одно и тоже –
Анфас и профиль Манука.

Когда в реестр литературы
Войдут дела минувших дней,
Цениться будет не скульптура,
А подпись мастера на ней!

Ирине из Сосновоборска

В множестве женщин, которых любил,
Были Наташи, Марины.
Не сосчитать, сколько было Людмил.
Не было только Ирины.

В этом мой самый серьезный пробел.
Да, не на тех я гнул спину!
Ирина! Красавица! – Не у дел?!
Дима! Поэт! – Без Ирины?!

Решайтесь, мужайтесь. Вот Вам – рука,
И двадцать рублей в кармане,
И комплиментов обильных река,
И океан восклицаний!

Вы недовольны.
Вам этого мало.
А прежним матронам
По горло хватало!

Т. Погребной

Я Погребную не ревную.
У Татьяны нет изъянов.
С риском подхожу я близко:
Низко мне пред обелиском!

Надежде Порфирьевне

КСО, Манук, работа…
Есть в мире что-то лучше?
В Павлодар всегда охота! –
Бешбармак, Надюша…

Н.К.А.

Видимо и впрямь не дура
Русская литература.
Никогда нам не соврет
«Мать», «Что делать?», «Идиот».

Говорю, хоть не оратор:
«Главный в школе – литератор!».
Физик тоже не простак:
Сразу видит, что не так.

На третьем месте – математик:
Он и логик, он и тактик.
Остальных учителей
Из школы надо гнать взашей.

И по такому случаю
Назначить Н. Анучину
Хочу я, кровь из носа,
Главою «Наркомпроса».

Все, как надо, перестроит.
Глядишь, и физика пристроит!

Л.Л.

Люблю лишь женщин и английский.
Ни то, ни это не забыл.
Сейчас могу сказать без риска:
«I love yor! Где ж я раньше был?»